20:53 

Арабские ночи глава 6

Wild19
Объективная реальность есть бред, вызванный недостатком алкоголя в крови ...
Название: Арабские ночи
Автор: Wild19
Гамма: медведики
Бетта: Эксперимент М4
Фендом: Merlin BBC
Пейринг: Артур/Мерлин
Рейтинг: PG-15
Жанр: AU
Самарри: Тонкое дело - восток...
От автора:


Сказка первая - про неверную жену и заколдованного юношу.... - www.diary.ru/~Wild19/p166286769.htm
Сказка вторая - о бедном батраке и феях Мерлиновой горы... - www.diary.ru/~Wild19/p167652847.htm
Сказка третья - о трех братьях и мудром старце... - www.diary.ru/~Wild19/p168994466.htm
Сказка четвертая - о том, что в доме хозяина слушаются - www.diary.ru/~Wild19/p171137836.htm
Сказка пятая - о том, как важно быть семьей - wild19.diary.ru/p172789602.htm


Сказка шестая - про султана и его гостя





До приезда Ценреда остается всего два дня. Дворец стоит на ушах: слуги сбиваются с ног, а стражников с каждым днем становится все больше. Гавейн не только утраивает охрану, но еще и рассылает по всему городу шпионов, хотя Мерлин считает все эти меры осторожности бесполезными. Ценред не дурак, чтобы атаковать в лицо, он как обычно будет бить в спину. Но в этот раз маг позаботится, чтобы у него ничего не вышло.

За два дня Эмрис научился правильно молиться, есть и говорить. Усвоил манеры и привычки Артура. Ни у кого не должно было возникнуть подозрения, что он всего лишь оболочка. Он должен был стать настоящий Халифом Багдада – Артуром Пендрагоном. Сам же Халиф с превеликим удовольствие изучал Мерлина, его жесты, его мимику. Было понятно, что если проколется один, второй автоматически попадёт под подозрение.

Зелье полностью готово и разлито по флаконам, его должно хватить, по меньшей мере, на месяц. Остался всего один секрет, разделявший Мерлина и Артура друг от друга.


Артур приходит в покои Мерлина, когда солнце уже почти село. Артур отпускает стражников, сопровождающих его. Моргана предварительно отдана на попечение Лиону. Девочка не должна ничего знать. Малышка ни в какую не хотела расставаться с магом, но под суровым взглядом Пендаргона все же согласилась.

Артур тяжело вдыхает и открывает двери покоев своего бывшего наложника, а ныне любовника и советника.

Халиф видит, как маг склоняется над медной лампой и что-то шепчет. Оттуда раздается лишь возмущенное фырканье. Комната освещается только свечами, окно плотно занавешено. На столе стоят два небольших пузырька, в такие обычно Гаюс наливает снадобья и травяные настои, чтобы отнести их больным.

- Мерлин?

Волшебник поднимает голову. Пендрагон делает шаг в покои, и двери за ним закрываются под вспышкой золотых глаз, засов встает на свое место. Комната погружается в сумрак. Халиф медленно проходит вглубь покоев и встает радом с Мерлином. Сейчас решается судьба Багдада.

- Что здесь происходит? – нахмурившись, спрашивает у своего советника Артур.

- Прежде чем мы поменяется местами, ты должен узнать одну вещь.

Волшебник трет лампу и оттуда начинает клубиться синий дым.

- Слушаюсь и повинуюсь – слышится полный сарказма женский голос. Пендрагон слишком хорошо его знает, чтобы испугаться или насторожиться.

- Это … - начинает, было, маг, но Артур прерывает его.

- Ты как всегда прекрасна, Нимуэй – улыбается Халиф, кладет руку на сердце и вежливо делает лёгкий поклон головы. Так кланяются матерям или женщинам, воспитавших детей твоих.

- Ты её знаешь? – удивленно вскидывает брови волшебник. Похоже, не только у него здесь есть секреты.

Женщина только хмыкает. Она как всегда красива и величественна. Ни время, ни невзгоды не властны над ней.

- Она была моей кормилицей, а потом няней. Пока отец не понял, что она владеет магией. После этого её приговорили к казни, но в ночь перед ней она исчезла. Я долго искал тебя, после того, как отменил запрет на магию, но мои попытки не увенчались успехом.

- Много воды утекло с тех пор. Ты больше не тот мальчишка, который подкладывал придворным колючки под подушки.
Мерлин удивленно охает и поворачивается к Халифу, мужчина хмыкает и еле заметно улыбается.

- Если бы я мог, половина бы их них только на них и сидели.

Нимуэй лишь тяжело вздыхает. Она все еще видит перед собой сорванца, маленького несносного мальчишку, с копной золотых волос, весело улыбающегося ей.

- У нас не так много времени – напоминает маг. Джин кивает и, сняв со своей шеи медальон, отдает его Эмрису. Спустя пару минут в комнате снова только двое. Халиф и его советник. Артур печально сморит на лампу: детство, подаренное этой женщиной, было лучшим, что когда-либо у него было.

- Вы еще увидитесь – волшебник протягивает мужчине пузырек и берет второй.

- Я ведь не ошибся? Багдад ведь устоит? – прежде чем поднести зелье к губам, спрашивает Халиф.

Мерлин качает головой.

- Я не знаю Артур, никто не знает. Время покажет, оно мудрый судья …

Пендрагон закрывает глаза и выпивает снадобье. Когда спустя пару секунд, он снова смотрит на мага, перед ним уже не Мерлин, а его точная копия: светлые волосы, смугловатая кожа, голубые глаза. Только одежда, которая теперь явно мала, выдает прежнего Мерлина.

Халиф опускает руки и видит, что сам он ничуть не изменился. Ничего не произошло.

- Что …? – хочет закричать раздосадованный Пендрагон, но Мерлин прерывает его.

- Молчи. – Раздается его собственный голос - Дав мне рецепт, ты забыл, что, рожденный с помощью магии, не можешь ей пользоваться, она не подчиняется тебе, а ты не попадаешь под её влияние. Закон есть закон...

Артур в немом удивлении смотрит на мага. И к нему медленно приходит осознание того, что он ошибся. Его первый просчет. Теперь его народ обречен.

- Но и он не камень…это поможет – Мерлин обходит Халифа и вешает ему на шею медальон, отданный ему Нимуэй всего пару минут назад. Как только побрякушка касается его шеи, Артур чувствует легкое покалывание на кончиках пальце и странную легкость во всем теле. Мужчина удивленно смотрит на волшебника. Мерлин берет Халифа за руку и подводит к зеркалу в углу покоев. Пендрагон пораженно ахает: перед ним Мерлин. Светлокожий, тонкостанный маг.

- Но как? – оборачивается к «Халифу» «маг».

- Магия не подчиняется никому, кроме магии. А джины и есть одни их тех, кто её когда-то создали. Не они были порождением волшебства, как считают все, а магия была их даром людям, их и драконов, эти существа всегда идут рука об руку с магией. Дракона я найти не сумел, поэтому пришлось попросить о помощи джина – улыбается Мерлин.

- Теперь все зависит от нас – шепчет брюнет и, обнимая «своего господина за шею», втягивает его в поцелуй.


Мерлин прекрасно справляется с ролью правителя Багдада, а Артур, словно тень, сопровождает его. Никто и смеет подумать, что эти двое вовсе не те, за кого себя выдают. Пендрагон видит, как советники боятся его, точнее мага, которого видят на его месте, они стараются не вступать в дискуссии с ним и уж тем более не осуждать его советы и решения. Мерлин же спокойно и властно отдает приказы, выслушивает иноземных послов и с легкость, присущей только истинным правителям, проводит советы и суды. Артуру порой кажется, что если бы судьба сложилась по-другому и Мерлин со временем занял бы трон своего отца, то, несомненно, бы стал прекрасным королем своей, некогда великой, страны. Впрочем, думая о том, что тогда они бы никогда не встретились, сердце мужчины начинает сковывать страх.

По вечерам Артур проводит время с Морганой и Нимуэй. Девочка просит его колдовать, и Артур не знает, как объяснить ребенку¸ что он не может. Джин выручает его и говорит, что маг слишком устал за день, и силы его не безграничны. Малышка сначала не доверчиво смотрит на «Мерлина», а потом, весело улыбаясь, прощает ему его усталость. Мужчина только смеется. «Еще немного и ты станешь настоящей принцессой» - смеется Пендрагон, начиная задумываться, о том, чтобы принять Моргану в свою семью.

Гавейн и Лион ни на шаг не отходят от своего «Халифа». Ланселот хоть и немногословен, но он выказывает восхищение магом. Эмрис не просто умен, он мудр не по годам. Визирю еще никогда не было так просто с кем-то работать, Артур с его непростым характером не всегда мог найти общий язык даже со своими верными друзьями. А порой, попытка дать Халифу совет могла закончиться и темницей- упрямство было в роду Пендрагонов большим пороком.

Время течет быстро и два дня проходят как одно мгновенье. Мерлин сидит на троне, а Артур в образе Первого советника и придворного мага стоит за ним. Шум толпы, доносящийся с улицы, говорит о том, что Ценред со свитой уже подъехала к дворцу. Придворные тихо перешептываются и смотрят на своего Халифа.

«Я всегда буду с тобой» - слышит Артур у себя в голове, прежде чем открываются двери и на пороге появляется Ценред. Пендрагон никогда не видел идущего к ним мужчину, а слухам он предпочитал не верить. Но Ценред действительно оказался весьма и весьма привлекателен: сильное мускулистое тело, волевое лицо с едва заметными шрамами, темные длинные кудрявые волосы и пронзительные карие глаза. Глаза, которых стоит бояться…


Ценред приехал в Багдад как гость, однако с первых минут, как его процессию впустили в город, он почувствовал себя победителем. Теперь город его, Пендрагон попался на ту же удочку, что и все предыдущие дураки, которые теперь словно собаки гниют в земле, а их государства принадлежат ему. Правитель Багдада не оказался исключением, он, так же как и все, гостеприимно пригласил его в свой дом и он поплатится за свою легковерность и глупость.

Двери главного зала открываются, и Ценред видит правителя. Его лицо на секунду искажается в удивлении. Но вызывает его не столь человек, сидящий на троне, сколько тот, кто стоит подле него. «Мерлин». Юноша нисколько не изменился с момента их последней встречи. Все те же пронзительно синие глаза, бледные скулы, пухлые губы и невообразимо тонкий для мужчины стан. Однако спустя минуту, пока сам гость двигается к трону, чтобы поприветствовать Халифа и подарить ему дары, Ценред видит, что глаза «Мерлина» полны мудрости и ненависти, презрения и желания мстить.

«Игра будет не такой скучной, как я думал» - усмехается про себя Ценред и вступает на зыбкий песок Востока…


«Мерлин» идет в свои покои, день был невообразимо долгим. Приезд Ценреда произвел настоящий фурор, министры вовсю обсуждают молодость величайшего полководца века, а женщины шепчутся о красоте мужчины. Однако Ценред вежливо холоден со всеми, со всеми кроме «Халифа». Гость не отходит от него ни на шаг, осыпая его комплементами и дарами. «Артур» же держится отстранённо, как и полагается правителю Багдада, только кивает и иногда коротко отвечает собеседнику. А вот «Мерлина» Ценред старается не замечать, только изредка кидает на него взгляд и тут же снова его внимание полностью занимает «Артур».

«Маг» уже почти доходит до покоев, где его ждет Моргана и Нимуэй, но его останавливает человек, внезапно возникший перед ним. Ценред. Еще толком не разглядев лица, понимает Артур, и в следующее мгновенье плечо пронзает болью, мужчина падает на колени, зажимая рану рукой.

- Прости, но твоя магия может стать помехой, - слышит он над ухом, прежде чем разум поглощает тьма.


- Мерлин! Мерлин! – кричит рядом Гавейн. Хаджиб первый обнаруживает мага в коридоре без сознания, волшебник лежит в луже крови, весь бледный и холодный… стража мгновенно прибегает на крики Гавейна, мужчина подхватывает тело на руки и несет его в комнаты придворного лекаря - Гаюс должен помочь.

Пендрагон видит только беспросветную тьму, душу первый раз в жизни сковывает по-настоящему холодный страх и дрожь, сквозь пелену черного прорезается только имя. Его собственное имя. Только Артур уверен, что он не может звать кого-то, он и пальцем-то пошевелить не может.

- Артур! Артур! Артур! – прохладная рука ложится на лоб и по телу разливаются приятные ощущения.

Мужчина медленно открывает глаза и видит перед собой Мерлина, пусть и не в своем обличии, глаза полные тревоги и страха смотрят на него.

- Это был… - тихо шепчет Халиф, но маг останавливает его.

- Потом, все потом, а теперь спи… - глаза перед ним загораются золотом, и Артур снова погружается в темноту, только теперь ему не страшно. Теперь он знает, что когда он проснется, его будут ждать.


Ценред видит, как «Артур» проводит дни, и ночи у постели «Мерлина». Халиф почти не покидает покои придворного мага, только для того, чтобы провести королевский совет или пообедать с Ценредом и то, судя по выражению «Пендрагона», только для того, чтобы соблюсти нормы приличия и придворный этикет.

- Может, прикажете убить мага? – склоняясь в поклоне, спрашивает у Ценреда его слуга и первый убийца. Мужчина стоит на балконе, смотрит на вечерний Багдад - город великолепен.

- Его магия больше нам не помеха, а убивать его нет смысла. Он всего лишь мальчишка… - усмехается король, предвкушая момент, когда Мерлин поправится, и снова будет сопровождать своего Халифа, словно тень…


«Мерлин» приходит в себя спустя пять суток, он почти здоров, рана заросла. Остался только рубец.

- Я могу вернуться к своим обязанностям, мой господин – говорит «маг» и смотрит на «Халифа». Мужчина только указывает слугам выйти, а как только последняя служанка покидает покои великого Мага, глаза «Халифа» вспыхивают золотом, и засов на двери встает на свое место.

- Теперь у тебя нет магии – пристально смотря на любовника, говорит «Пендрагон».

- Пф – фыркает «волшебник» - можно подумать она у меня когда-то была, проведя рукой по медальону, язвит юноша.

- Ну, по крайней мере, так думает Ценред. И я знаю, что зуб дракона по-прежнему у него.

- И что ты предлагаешь? – внимательно посмотрев на «Халифа» спрашивает «маг».

- Играть дальше, играть дальше… - печально улыбается мужчина – Но прежде тебе придется кое-что выучить…


Ценред сидит рядом с «Артуром» и смотрит как «Халиф», что-то шепчет своему «магу», тот только согласно кивает, как и подобает главному советнику. Ценред только хмыкает, он нисколько не сомневается, что помимо обязанностей во благо государства, некогда великий принц, теперь еще и любовник «Халифа», постельная грелка. Мужчина прекрасно помнит то время, пока Эмрис был в плену, без магии. Юноша был молчалив и податлив. Он выполнял любой приказ. Теперь же глаза «Мерлина» были не просто глазами раба, который не может и шагу ступить без приказа господина, но и глазами мужчины, который знает, чего хочет.

- Вам не скучно? - «Пендрагон» пристально смотрит на гостя. Ценред отставляет в сторону свою чашу с вином. Танцовщица, несомненно, хороша, но на девушку смотрят разве что люди Ценреда, изголодавшиеся по женскому телу за время путешествия.

- Нет, что вы. Более интересной страны я в жизни не видел – Ценред улыбается.

- Я рад – сухо отвечает «Пендрагон» и снова хочет что-то шепнуть «Эмрису», но Ценред решает поиграть.

- Однако, могу высказать восхищение вашим придворным магом. Я слышал, что нет в мире более искусного волшебника, чем он. Могу я попросить его показать парочку магических фокусов, самых простых, о большем я и мечтать не смею – смиренно склоняя голову, говорит Ценред.

«Артур» пару минут пристально смотрит на гостя.

- Боюсь, что после недавнего инцидента, он еще слишком слаб.

- Но господин… - начинает было «Мерлин», но «Халиф» жестом его останавливает, сообщая, что данную тему он обсуждать не намерен.

- Что ж, прошу меня простить. Я совсем забыл, что он был недавно ранен. Виновники пойманы? Если нет, я могу приказать своим людям помочь и…

- Не стоит, вы здесь гости и просить вас о чем-либо будет грубостью. Тем более воры, которые проникли во дворец и ранили на Мерлина, который попытался им помешать, уже казнены.

«Артур» смотрит на Ценреда и видит, как довольно ухмыляется тот, зная, что теперь его вину вообще будет невозможно доказать.

- Я рад - понимая чашу с вином, говорит Ценред.

- Но если вам уже наскучили танцы и музыка, полагаю, «Мерлин» сможет развлечь вас историей – махнув рукой и приказав музыкантам замолчать, произносит «Халиф». Танцовщица, поклонившись, покидает зал, волшебник только ближе придвигается к «Артуру».

- О, я с радостью послушаю. Мне неведомы законы вашей страны, и я с радостью бы узнал о ней побольше – Ценред отставил чашу и приказал своим людям не шуметь, а изрядно подвыпивших даже вывели.

«Мерлин» что-то шепчет на ухо «Пендрагону» и, дождавшись кивка, начинает:


Рассказывают, будто правил в одной стране некий благочестивый и мудрый султан по имени Санджар, с необыкновенным желанием вникавший в дела государства и подданных, не полагаясь на своих приближенных.

Сменив богатое облаченье на простые одежды бродяги, ходил он ночью по улицам города, днем же в платье нищего отправлялся на базар, где собиралось множество народа, и там, неузнанный, вникал во всякие распри, дабы суд его был правым, а величье прославленным.

Сидя однажды на суфе возле продавца жареных фисташек, он увидел прекрасного юношу в одежде бродяги. Это был луноликий красавец, в облике которого без труда угадывалось благородство. И каждый, кто смотрел на него, не мог сокрыть своего восхищения. Однако чело юноши было отмечено глубокой печалью, и понял султан смятение его души и мужество, с коим он преодолевал страдания. Султан подозвал к себе юношу и сказал:

— О, странник, ты столь молод и красив! Что побудило тебя облачиться в столь бедные одежды и отречься от всего мирского?
И султан прочитал стих:

Может друг понять, что таится в душе у друга-страдальца,
Если связан с ним неразрывно, будто ноготь с мякотью пальца.
Чтоб отвергнуть мирские богатства, очень трудно силы найти,
Как избравшему цель скитальцу очень трудно свернуть с пути.


— О, таящийся под обличьем бедняка, — молвил юноша,— зачем ты бередишь мои раны? Какой прок тебе во мне, бедном страннике, который никак не может унять свою боль?! Уже прошло много времени с тех пор, как злой рок лишил меня милосердия Аллаха, однако до сей поры, объят я печалью и снедаем душевной горечью. Пришел я в этот город, никому не ведомый, надеясь сокрыть свое горе от других, а ты вынуждаешь меня снова вспоминать о моих страданиях.

Султан изъявил к нему свою благосклонность и ласково молвил:

— Успокойся, юноша, и поведай мне свою историю. Если к тому же ты расскажешь о том, что видел в жизни и в чем ты усматриваешь ее смысл, я буду тебе премного благодарен.

И юноша начал свой рассказ.

— История моей жизни грустная и тягостная, а рассказ о ней длинен и утомителен.

И он прочитал двустишие:

Очень долгая, тихая лунная ночь мне нужна,
Чтоб историю жизни моей я поведал сполна.


— В таком случае, — молвил султан, — соблаговоли сказать, где твое пристанище, и вечером я за тобой пришлю.

Юноша назвал обитель нищих, и тогда султан сказал продавцу фисташек:

— Нынешней ночью я буду твоим гостем.

К ночи продавец фисташек приготовил всевозможные яства и прекрасно убранное сиденье для почетного гостя. Султан Санджар пришел к нему, и сел на почетное место, и повелел привести юношу. Едва тот переступил порог дома продавца фисташек, он сразу же понял, что перед ним не кто иной, как султан. Он приветствовал султана с должным почтением и уселся на отведенном для него месте. По завершении трапезы султан, обратясь к юноше, молвил:

— Умерь, о юноша, печаль и смятение души и поведай мне всю свою историю.

— Охотно, — отвечал юноша. — Но для этого ты должен либо покинуть свое почетное место и сесть рядом со мной, либо дозволить мне приблизиться к тебе.

Султан сел рядом с юношей, и тот повел свой рассказ.

— О султан, владыка вселенной! Да будет тебе известно, что отец мой был удачливым купцом. Богатства его были несметны. Однажды он позвал меня к себе и сказал: «О дитя мое, ты уже достиг дозволенного возраста, и я решил взять тебя с собой в далекое путешествие. Я хочу, чтобы ты постиг добро и зло, изведал все жизненные тяготы, ибо после моей смерти ты останешься в одиночестве, и бремя забот может оказаться для тебя непосильным». Мы покинули пределы города и отправились в далекий путь, и одолели много дорог, и миновали множество городов и селений. Но однажды наш караван сбился с пути. В ожидании утра мы вынуждены были устроить привал. Ночью на нас напали разбойники. Я проснулся от громких криков и к своему ужасу увидел, что отец мой убит. Опасаясь, что меня постигнет участь отца, я вскочил на коня и умчался в пустыню. В конце долгого дня я достиг ворот некоего города, но было уже темно, ворота города оказались запертыми. Я умолял стражей впустить меня в город, но они оставались глухи к моим мольбам. А неподалеку от городских ворот был невысокий холм, и у его подножья лежал огромный камень. Вот за этим-то камнем я и устроился на ночлег. Ночь, однако, была безлунная, и от пережитого страха я никак не мог уснуть. Вдруг я увидел, как через городскую стену перелез человек с зажженным фонарем в руках. За ним последовали еще двое. Они несли что-то тяжелое! Не успел я подумать, что, должно быть, это воры и что они, видно, хотят здесь разделить добычу, как внезапно они исчезли, словно сквозь землю провалились, но вскоре ненадолго появились снова и уже исчезли окончательно. Я подумал, что они припрятали где-нибудь неподалеку награбленное, и принялся осторожно исследовать окрестности. Вдруг я нащупал неглубокую яму, а в ней какого-то человека.

— О безжалостные, — со стоном сказал человек, — чего вам от меня надобно? Дайте мне спокойно умереть.

Я стал его успокаивать:

— Не тот я, кого тебе следует опасаться. Тогда человек простонал:

— О, друг, если ты хочешь мне помочь — унеси меня поскорей отсюда в безопасное место и попытайся залечить мои раны. Мое воскресение принесет тебе счастье, а если я умру, твоя совесть будет спокойна, ибо твой благородный поступок будет служить ей утешением.

Узнав, что человек тот нуждается в помощи, я взвалил его на плечи и с наступлением утра вошел в город. Вскоре я увидел маленький убогий домишко и почему-то решил, что в нем живет одинокая вдова. В ответ на мой стук дверь открыла бедно одетая старушка.

— Ты кто такой? — спросила она меня.

— Странник, ищущий приюта, — отвечал я.

Старушка проводила меня в дом и, сказав:

— Располагайся здесь,— удалилась.

Я развернул ковер, в который был завернут раненый, и моему изумленному взору предстало некое очаровательное создание.
Узрев сию неземную красоту, я едва не лишился сознания. Но постепенно придя в себя, я тяжело вздохнул и сказал:

— О, луноликая, о, жемчужина красоты! Кто причинил тебе такое зло? Почему судьба столь немилостива к тебе?

Девушка с трудом подняла веки.

— О, благородный юноша,— прошептала она, — если Аллаху будет угодно сохранить мне жизнь, я без утайки поведаю тебе свою историю. А коли мне суждено умереть — пусть моя тайна уйдет со мной в могилу.

Я осмотрел девушку и обнаружил у нее на теле несколько ножевых ран. Омыв раны, я смазал их целебными снадобьями и принялся ухаживать за ней с превеликим тщанием. Однако здоровье ее час от часу становилось хуже. В один из дней, взглянув на меня полными мольбы глазами, девушка сказала:

— О, благородный юноша, ты мучаешься со мной, не ведая, есть ли в том прок. Выполни мою просьбу, и это облегчит и мою и твою участь.

— Слушаю и повинуюсь, — ответил я.

— В этом городе, — продолжала она, — есть прекрасный лекарь. Только он способен точно сказать, что ждет больного. Однако ходит он не к каждому. Если у тебя есть немного золота, ступай к этому лекарю и умоли его ко мне прийти. Может быть, он соблазнится деньгами, а может, в нем пробудится чувство сострадания, и он сумеет меня исцелить. Лекарю объясни, будто разбойники до полусмерти избили твоего брата, а ты отыскал его и принес домой. Если лекарь скажет, что я поправлюсь, то ты будешь меня выхаживать. В противном случае бросишь меня на произвол судьбы, чтобы быстрее пришло мое избавление.
Выслушав сии слова, я отправился к лекарю. Придя к его жилищу, я увидел множество народу — это больные ждали его появления.

По прошествии долгого времени лекарь вышел из дому и, не сказав никому ни слова, отправился в шахский дворец. Мы молча последовали за ним. Закончив ежедневный осмотр шаха, лекарь покинул дворец. Тут к нему ринулись все страждущие и стали наперебой рассказывать о своих болезнях. Поведал ему о своей беде и я. Мои мольбы и стенанья возымели действие, лекарь окинул меня сочувственным взглядом и сказал:

— Ладно. Сначала я схожу к тебе, а уж потом отправлюсь по другим делам.

Осмотрев больную, лекарь дал мне три пилюли и при этом сказал:

— Одну пилюлю пусть она проглотит сейчас, вторую — перед сном, а третью — на рассвете. После этого ты должен прийти ко мне и рассказать, какое действие возымели пилюли на больную.

С этими словами он удалился.

Я сделал все, как велел лекарь, однако поутру, когда надо было дать последнюю пилюлю, у больной из горла хлынула кровь. Я тотчас побежал к лекарю и сказал ему об этом. Лекарь остался чрезвычайно доволен моим известием и, объяснив, будто из больной вышла застоявшаяся кровь, посулил, что вскоре она поправится.

Возблагодарив Аллаха за милость, я возвратился домой, и едва завидев меня, девушка спросила :

— О, благородный юноша, нет ли у тебя чего-нибудь поесть?

Я принес ей еду, и она отведала ее, и на лице ее проступил румянец.

Мало-помалу она начала поправляться, а в один благоприятный день и вовсе выздоровела.

Вскоре у девушки пробудился интерес к нарядам и украшениям, и стала она столь прекрасна, что я не в силах был оторвать от нее глаз. Потрясенный и изумленный, я утратил дар речи и не находил в себе мужества признаться ей в своем чувстве. А она, будто почуяв, что я попал в любовные сети, молвила:

— О, благородный юноша, мне ведомо охватившее твою душу желание, однако прошу тебя потерпеть еще немного. Я буду принадлежать тебе одному, ибо ты спас меня от верной смерти и пробудил во мне горячую любовь.

— О, редчайшая из красавиц, — ответствовал я ей, — не тешь меня своими посулами, ибо одному Аллаху известно, что ждет меня завтра. — А в сердце своем помыслил, что все же лучше пребывать в надежде, чем изведать безнадежность.

В благоприятный день, покупая лекарство для больной, я познакомился с одним знахарем. Я частенько наведывался в его лавку, и вскоре мы стали близкими друзьями. Однажды он пригласил меня в гости. И меня одолели сомнения, как я смогу провести целый вечер в разлуке с любимой. Когда я сказал ей об этом, она, улыбнувшись, ответила так:

— Если ты пойдешь к знахарю, постарайся там не задерживаться больше трех дней.

— Аллах всемогущий! — воскликнул я. — Каждый час разлуки с тобой для меня подобен смерти.

— Ну что ж, ступай, — молвила она. — Только сначала исполни одну мою просьбу.

Девушка попросила меня принести бумаги и чернил и, написав записку, велела отнести ее на базар и вручить высокому седобородому старику, хозяину лавки золотых украшений, а затем, получив от него нужную ей вещь, вернуться домой.

Я взял записку и отнес ее в ювелирный ряд и отдал седобородому старику. Узрев некую печать на той бумаге, он согнулся в почтительном поклоне и вручил мне маленький ларец. Когда я принес его девушке, она вынула из-за пазухи ключ, отперла этот ларец, и я увидел, что ларец полон удивительных драгоценностей. Выбрав несколько жемчужин, она протянула их мне и молвила:

— Ступай в город, купи богатое имение. Найми слуг и позаботься, чтобы и им, и их семьям нашлось в том имении жилье. Когда все это сделаешь, отвези туда меня...

По прошествии недели, все было готово: богатое имение, внутренние покои коего были убраны коврами и уставлены дорогими вазами, раскрыло свои двери перед моей солнцеликой возлюбленной.

— А теперь ты свободен и можешь идти в гости к знахарю, — сказала она.

И я отправился в лавку знахаря. Когда я пришел туда, знахарь повелел слуге привести двух лошадей, и мы сели на них и поехали к его жилищу. Когда мы приехали туда, я увидел, что знахарь сказочно богат. Конюшня полна арабскими скакунами, слуги одеты в дорогие платья и подпоясаны золотыми кушаками. «Как же я приглашу его к себе, — опечалился я, — ведь и он и его слуги станут смеяться над моей бедностью». Итак, мы вошли в дом. Вскоре появились музыканты, певцы и красивые луноликие танцовщицы. Они играли и пели, а потом виночерпий подал чаши с пьянящими напитками, и были те чаши пущены по кругу. Хмель ударил мне в голову, я потерял счет времени. Мне казалось, будто я пробыл здесь всего только сутки, на самом же деле пир продолжался сорок дней и сорок ночей. Когда же опьянение прошло, я, испросив разрешения хозяина, отправился домой. Девушку я застал опечаленной. Воззрившись на меня с укором, она сказала:

— О, прикинувшийся влюбленным, изгони меня из своего сердца! Для тебя равны шипы и роза, соловей и ворон, огонь и дым. И она прочитала бейт:

Дела благие отличать умей от дел недобрых, скверных,
Ведь много в жизни есть людей неискренних и лицемерных.


Я припал к ее стопам и стал молить о прощении.

— О, возлюбленная! Душа моя принадлежит одной тебе! Я готов пожертвовать ради тебя жизнью. Пусть очи мои взирали на других, однако в сердце у меня одна только ты. И я прочел стихи :

В ярких чашечках тюльпанов, пламенеющих вокруг,
Чернота печали скрыта — посмотри, мой нежный друг.
За года, что как в тумане я провел, прости меня,
— Буду жить я, днем и ночью в сердце образ твой храня!


Так после долгих страстных просьб я с трудом вымолил у нее прощение.

Я у капризницы в руках — в ее жестокой власти:
Не гонит прочь, но не дает и умереть от страсти.


По прошествии нескольких дней красавица, пленившая мое сердце, взглянула на меня вопрошающе и сказала:

— О, благородный юноша, знаешь ли ты, что обычай повелевает на гостеприимство отвечать гостеприимством. Ты гостил у знахаря сорок дней и сорок ночей, и твое угощение в его честь должно быть не менее богатым.

— О, прекраснейшая из прекрасных! — отвечал я. — Могу ли я после его сказочно богатого дома звать его к себе? Ведь он станет смеяться над моей бедностью!

— Пусть это тебя не тревожит, — утешила меня девушка. — Твое дело — пригласить, а все прочее я беру на себя.

Выслушав эти слова, я отправился к знахарю и просил его вечером пожаловать ко мне в гости. Знахарь ответил согласием. Я дождался его в лавке, а с наступлением сумерек мы уселись на лошадей и двинулись в путь.

По дороге мы увидели прекрасный, подобный раю, дворец и хотели было проехать мимо, но слуги в богатых одеждах остановили нас и сказали:

— Вы приехали, господа, ибо вас ждут в этом дворце.

Когда я спешился, ко мне подбежали несколько человек и, отдав надлежащие почести, пригласили следовать за ними. Роскошное убранство дворца повергло меня в изумление. Мы со знахарем уселись на прекрасном ковре, облокотились на шелковые подушки. И тут же заиграли музыканты, запели певцы и закружились в танце луноликие красавицы. Сладкоголосые звуки танбура сжигали мое сердце. Более нежных мелодий я никогда нигде не слышал. Моя возлюбленная устроила такой пир, что сами пери были бы повергнуты в изумление. И на память мне пришел стих:

Если хочет Аллах дать богатство рабу своему,
Даже камень обычный приносит богатство тому.


Так пировали мы допоздна, и я уснул рядом с моим другом — знахарем. На рассвете, едва пробудившись от сна, я обнаружил, что лежу в своем прежнем бедном доме, а многочисленные слуги и служанки исчезли вместе с райским дворцом. В изумлении я поднялся на ноги и увидел на полу мертвого знахаря с отрезанной головой на груди. Я стал звать на помощь, однако в доме никого не оказалось. Тогда я бросился на улицу. Тут меня остановили несколько всадников, они спешились и, воздав мне положенные почести, обратились ко мне с такими словами:

— Слава тебе, о, достойнейший юноша! Отныне прекрасная Малика принадлежит тебе. Тебя озарило солнце счастья, ты купаешься в лучах луны, твоя печаль обернулась радостью. Тебе суждено стать зятем шаха.

Они облачили меня в богатые одеяния, водрузили мне на голову корону, усадили на чистокровного арабского скакуна и с большими почестями доставили в шахский дворец. Войдя в покои шаха, я увидел его восседающим на троне. Он горячо обнял меня и прижал к своему сердцу.

— Отныне ты будешь мне сыном, — ласково молвил он. — Моя дочь по праву принадлежит тебе.

С этими словами он усадил меня рядом с собой и, обратясь к визирям, приказал:

— Готовьтесь к свадьбе: украшайте город, угощайте всех, как положено.

Только он успел это вымолвить, как несколько визирей приблизились к трону и, склонясь в почтительном поклоне, доложили:

— О всемогущий шах! Из государства Зангбар прибыли посланцы. Они требуют, чтобы ты принял их немедля.

Шах вынужден был ответить согласием. Тут вошли посланцы из Зангбара. Они должным образом приветствовали шаха и передали ему дары от своего владыки и запечатанное письмо. Испросив соизволения шаха, визирь сломал печать и прочел: «Сим посланием я, шах Зангбара, желаю известить шаха Сулеймана о том, что есть у меня сын, коего я люблю больше жизни. Прослышав о несравненной красоте твоей дочери, мой сын полюбил ее всей душой. Ее прекрасные ресницы, словно стрелы, пронзили его сердце, и он ни днем, ни ночью не ведает покоя. По получении даров и сего послания прошу тебя без промедления отправить свою дочь в Зангбар, не то я пойду на тебя войной и сровняю с землей твои владения, а дочь твою увезу силой».
В зале воцарилось смятение. Шах обратился за советом к мудрейшим из мудрых, и те ответствовали :

— О, высокородный государь! Благополучие страны находится в зависимости от твоей воли. Разум повелевает, чтобы ты отправил свою дочь в Зангбар, а этому юноше возместил утрату богатыми подношениями.

Шах внял их совету, и начались приготовления к отъезду.
Недаром говорил поэт:

Никогда рожденных друг для друга злое небо не соединяет,
Колесо судьбы с дороги сбилось, и душа пылает и страдает.


По прошествии трех дней, ту, которая похитила мое сердце, усадили на золотые носилки, чтобы отправить в Зангбар. И никто не справился о моей печали и не вспомнил о моей утрате. Я убедился, что за добро не всегда воздается добром, что стоит кому-нибудь выбраться из беды, как он тотчас забывает своего благодетеля. Счастье отвернулось от меня, и я горько зарыдал. Меня охватила печаль, и я выбежал из дворца и увидел, что сейчас унесут шахскую дочь. Слезы сами собой хлынули у меня из глаз, но тут ко мне подошел некий эфиоп и сказал:

— Хочешь ли отправиться с нами в Зангбар? Я сделаю тебя другом моего шахзаде.

И я сказал:

— Хочу.

Он подвел ко мне скакуна, и мы отправились в путь. Когда мне удавалось приблизиться к носилкам, до моего слуха доносились рыдания моей возлюбленной. И тогда моя душа разрывалась на части.

По прошествии долгого времени, мы достигли Зангбара. Сопровождающие занялись своими делами, Малику увели во дворец. Я же остался в одиночестве. Вдруг неподалеку от отведенных Малике покоев я узрел маленький домик. В ответ на мой стук дверь отворила некая старуха.

— Кто ты такой? — спросила она.

— Я бедный странник и прошу тебя дать мне приют.

Она пригласила меня в дом и сказала:

— О, юноша! Нынешней ночью во дворце состоится свадьба шахзаде и Малики. Я пойду туда, а тебя оставлю дома с моей дочерью, ибо готова считать тебя своим сыном.

Мир померк в моих глазах, и, снедаемый страстью к возлюбленной, я пал перед старухой ниц.

— О, матушка, молю тебя, возьми меня с собой во дворец, я мечтаю насладиться лицезрением свадебного пира.

— Ты что, лишился разума! — воскликнула она.—Ведь это дворец шаха, он окружен многочисленной стражей, и без высочайшего соизволения туда попасть невозможно.

С воплями и рыданьями я стал лобызать ей ноги.

— О, матушка, я подарю тебе драгоценную жемчужину. — Я достал из-за пазухи жемчужину и дал ее старухе.

На ее лице отразилась алчность, и она сказала:

— О, сын мой! Оденься в платье моей дочери, на голову накинь чадру и ступай за мной. Уж как-нибудь я проведу тебя во дворец. Ведь я все же кормилица шахзаде, я для него — вторая мать. Думаю, никто не решится меня остановить. — Она усадила меня перед зеркалом и принялась румянить мне щеки и сурьмить глаза, будто девушке.

Щедростью можешь ты все грехи заранее искупить,
Хитростью можешь ты даже, льва заставить себе служить.


Наконец мы отправились во дворец. Когда у старухи спрашивали, кто с ней пришел, она отвечала, что я — ее дочь, которая издавна мечтает побывать в шахском дворце. А так как нынешней ночью исполнится желание шахзаде, то она, старуха, хотела бы, чтобы давнишняя мечта ее дочери тоже сбылась сегодня. Некоторые служанки, поверив измышлениям старухи, обнимали и целовали меня и при этом говорили:

— О, матушка, оказывается, у вас такая прекрасная дочь!

Вскоре я вместе с несколькими служанками проник в покои Малики. Я увидел ее сидящей на богато убранном троне под пологом.
Однако лик ее был печален, и я чуть не лишился разума от горя.

Сжалось сердце мое, пронзенное болью разлуки,
Будто клад предо мною, но не дается в руки.

Я оглядел комнату, выискивая место, где можно было бы спрятаться. И тут я заметил лестницу, ведущую на балкон. Я поднялся по той лестнице и притаился на балконе. Тем временем в комнату вошла служанка и велела всем удалиться, ибо с минуты на минуту сюда должен был пожаловать жених. И в самом деле, спустя некоторое время появился жених. Безобразный, как див, он к тому же был пьян и едва держался на ногах. Когда его подвели к трону Малики, он приказал слугам удалиться, а сам запер дверь на ключ и, обняв Малику, вознамерился было поднять чадру. Малика оттолкнула его и с чувством гадливости сказала:

— О, мерзкий негодяй, не смей ко мне прикасаться!

Тогда эфиоп страшно разгневался:

— Многие красавицы мира были бы счастливы изведать мою благосклонность, ты же называешь меня негодяем. Раз так, я буду действовать по иному.

Сказав это, он привлек Малику к груди. Малика же, собрав все силы, вырвалась из его объятий. Тут эфиоп разъярился и стал рвать на ней одежды.

— О, Касым! — вскричала Малика. — Услышь мой зов, приди ко мне на помощь.

Я не мог больше сдержаться, бросился с балкона в комнату и, выхватив кинжал, вонзил его в грудь эфиопа. Тот упал замертво. Я отрубил эфиопу голову, положил ее ему на грудь и воскликнул, обратясь к Малике:

— Я здесь, дорогая.

Малика широко раскрыла глаза :

— Откуда ты явился?

— Не спрашивай меня об этом, — отвечал я. Потом поспешно завернул Малику в ковер, взвалил себе на плечи и второпях покинул комнату. Находившийся во дворе люд был занят своим делом, и никто не заметил, как я прошел к дворцовой стене и, перебравшись через нее, покинул дворец. Придя в дом старухи, я развернул ковер и увидел свою луноликую.

— О, Касым, — молвила Малика. — Они непременно нас разыщут здесь! Что же делать?

— Мы во власти судьбы,— отвечал я и повел возлюбленную на балкон. Там мы и провели ночь.

Наступило утро. Во дворце ждали появления жениха, но его все не было и не было, а в комнату Малики войти никто не осмеливался. По прошествии продолжительного времени прислуга все-таки отважилась отпереть дверь, и тут увидели, что жених мертв, а невесты и след простыл. Поднялась страшная суматоха. Пришлось рассказать о случившемся шаху. Шах повелел у городских ворот выставить стражу, обшарить дороги, обыскать все дома города.

Услышав о высочайшем повелении, старуха принялась рвать на себе волосы.

— О, юноша, — бросилась она ко мне, — я знаю, что в этом деле повинен ты. Если Малику найдут в моем доме, то не сносить головы ни мне, ни тебе. Уж лучше я сразу выдам тебя шаху, может быть, хоть меня тогда пощадят.

Я пал перед старухой ниц и, рыдая, стал молить ее о пощаде. Однако все мои мольбы были тщетны. Тут я понял, что могут помочь только деньги, и я отдал ей горсть жемчужин и увидел, как алчность вспыхнула в ее лице, и она сказала :

— Чему быть, того не миновать. Дело сделано, и нам не следует поднимать шум. Лучше я стану караулить у двери, чтобы в дом не проникли те, кто ищет тебя и Малику.

Она исцарапала себе лицо и, растерев докрасна глаза, уселась на пороге. И горестный вид ее вызывал сочувствие всех прохожих.
Тем временем люди шаха обыскали дома горожан и, не обнаружив следов Малики, направились к дому старухи. Старуха же, изобразив глубокую печаль, сказала:

— Да осудит вас Аллах! Вы намереваетесь искать убийцу в моем доме? Разве способна мать быть соучастницей в убийстве своего сына? Или вы просто хотите посыпать солью мои раны?

Печаль ее была столь величава и естественна, что стражники, испытав раскаяние, прошли мимо. А старуха, обрадовавшись, побежала к нам и сообщила, что опасность миновала. Мы возблагодарили всевышнего и, переждав, пока в городе все утихнет, стали собираться в путь.

— О, Касым, — молила меня Малика, — уедем с тобой в чужие края. Пусть мы будем бедны, но зато счастливы, оттого что вместе.


О силе наших чувств узнал весь город, вся округа,
Лишь лучшее, что в людях есть, мы видим друг у друга.
Пусть упрекают, мучат нас, но вместе мы с тобою,
Закон любви навек связал мою с твоей судьбою.
«В чем счастье жизни?» — я спросил на пире страсти нашей.
«Храни святой секрет любви!» — ответ был винной чаши.


Сердце мое склонилось к ее сердцу и, не теряя понапрасну времени, я добыл двух арабских скакунов, запасся мужской одеждой для Малики, приготовил припасы и все, что требуется в долгом пути, и с наступлением сумерек мы покинули пределы города.
Оставив позади много путей и дорог, мы достигли пустыни, и я сказал возлюбленной:

О жизнь моя, свет радости земной,
Твоя печаль и день, и ночь со мной!


— До сей поры мне неведома твоя тайна. Расскажи, кто тебя ранил, кому я обязан встрече с тобой? Почему ты советовала мне пригласить в гости знахаря и каким образом он оказался убитым? Открой мне причину того, чем я снискал благорасположение твоего отца?

И Малика рассказала мне такую историю :

— О, мой возлюбленный! Да будет тебе известно, что я дочь шаха, что отца моего зовут Сулейман, и что я росла во дворце, и было у нас множество слуг. И среди тех слуг был человек, самый близкий мне и моему отцу. Я дала ему денег, чтобы он открыл лавку и занялся торговлей лекарствами. А шах, мой отец, пригласил ему в наставники мудрейших лекарей. Вскоре тот человек стал знахарем, и все состояние, какое тебе довелось у него видеть, пришло к нему с моей помощью. Так он стал богат и всеми почитаем и продолжал оставаться моим другом. Однажды, навестив меня, он принес с собой сосуд с вином. Отведав того вина, я сделалась веселой и радостной. Тут он потерял голову и, обратясь ко мне, сказал:

«О, прекрасная Малика! Молю тебя, осчастливь меня любовным свиданием! Вот уже много дней я снедаем любовной страстью к тебе. И теперь я не в силах совладать с ней. Если же ты ко мне не питаешь благосклонности, то найди в себе хоть каплю сострадания». Сказав все это, — продолжала Малика, — он вознамерился было меня обнять, но я резко отбросила его руку и пригрозила немедля рассказать обо всем отцу, дабы он достойным образом его наказал. Той же ночью знахарь с двумя своими слугами тайком проник в мои покои, избил меня и, решив, что я скончалась, завернул в ковер и бросил в том месте, где ты меня нашел. Аллах в твоем лице послал мне спасителя, и я навеки твоя раба. Теперь слушай об убийстве знахаря. Когда ты пригласил его в гости, я пошла к отцу и обо всем ему рассказала. Он повелел своим стражникам знахаря немедля убить, а тебя доставить во дворец и наградить подобающим образом.

Долго пребывали мы в пути, но не ведали, где найдем свое пристанище. Когда мы подъехали к безлюдному месту, Малика удалилась за большой камень, и я тут же услышал ее истошный крик. Я бросился туда и увидел, что ее ужалила змея. Ту змею я убил, но Малике помочь не смог. Вскоре, изнемогая от боли и страданий, она скончалась. Сердце мое разрывалось от горя. Я стал биться головой о землю. Я отпустил на волю лошадей и, рыдая, похоронил свою возлюбленную. Однако человек крепче железа, и ему суждено вынести все. И пока срок моей жизни не изошел, любовь к Малике и мое горе будут всегда во мне.
Султан Санджар, выслушав исповедь юноши, проникся к нему сочувствием и сказал :

— Сними одеяния бедняка и скажи, что ты желал бы получить из моих богатств. Я готов подарить тебе что угодно. Теперь я вижу, что в жизни господствует зло. Мир, словно караван-сарай, куда приходят и откуда уходят. Радость и горе в нем неразлучны.


Закончив рассказ, «Мерлин» поднимает взгляд на Ценреда, мужчина бледен и встревожен. И только «Артур» пригубив вино усмехается…



@темы: Артур\Мерлин, фанфик

URL
Комментарии
2012-05-02 в 21:20 

Danita_DEAN
| социопадла | Постоянна в своем непостоянстве | #TeamIronCat.
:hlop:

2012-05-02 в 21:25 

замечательное продолжение

2012-05-02 в 21:43 

Wild19
Объективная реальность есть бред, вызванный недостатком алкоголя в крови ...
Danita_DEAN, спасибо:laugh:

медведики, спасибо, твоя помощь как всегда неоценима :kiss:

URL
2012-05-02 в 22:01 

=Angelina=
Говорят, что глаза-зеркало души. Но много ли найдется тех, кто в этом зеркале увидит душу?
Потрясающе!!!:hlop:
Я в таком восторге, что даже слов нет...
Изумительно) Браво! просто браво!:hlop:

2012-05-02 в 22:04 

Wild19
Объективная реальность есть бред, вызванный недостатком алкоголя в крови ...
URL
2012-05-02 в 22:07 

несторсита
Wild19, замечательная сказка!!!! Жаль, что обрывается на самом интересном месте.

2012-05-02 в 22:13 

Wild19
Объективная реальность есть бред, вызванный недостатком алкоголя в крови ...
несторсита, ну думаю, что это для вас не стало сюрпризом)))))) Автор всегда так делает:-D

URL
2012-05-02 в 22:51 

And it's hard to dance with a devil on your back, so shake him off (c)
как я ждала продолжения!!
Все чудесатей и чудесатей!(с)
спасибо автору!
Это прекрасно! Прочла на одном дыхании!
Лучи вдохновения Вам!)

2012-05-02 в 22:54 

LiluKris
Ты меня бросишь, я знаю, можешь не оправдываться - все бросают и ты не исключение...
И пока срок моей жизни не изошел, любовь к Малике и мое горе будут всегда во мне.
:gigi: даже эта история заинтересовала...хорошо сказанно....
Закончив рассказ, «Мерлин» поднимает взгляд на Ценреда, мужчина бледен и встревожен. И только «Артур» пригубив вино усмехается…
аааа....что же дальше...
спасибо за продолжение! превосходно :white:

2012-05-02 в 23:11 

Merlin-2011
Я сделаю этот мир лучше!
Великолепное продолжение!
У меня на душе столько приятных эмоций возникло, что никакими словами невозможно передать!
Это....круто!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Wild19, огромное спасибо!!!

2012-05-03 в 00:11 

topo ballerino
Продолжение восхитительно!!!!!!!!!! Но…
Луноликая Wild19 – садистка и, похоже, упивается этим)))
Невозможно же вот так, на самом интересном месте, включать «динамо»….
Как же клятва Гиппократа?! – боюсь, не все такое издевательство переживут)))

2012-05-03 в 00:24 

Аяме
Уррряяя!!!!!!!!! :cheek:Новая сказка! Мерлин умничка, а встреча Артура с Нимуэ такая теплая! Ценреда казнить, козла такого! Спасибо за чудесное продолжение! :hlop: :hlop: :bravo:

2012-05-03 в 01:41 

silver920
Нет, я, конечно, примерно знаю, кто я такая была утром, когда встала, но с тех пор я все время то такая, то сякая – словом, какая-то не такая ©
Спасибо Спасибо Спасибо!!!!!!!!!! Продолжение просто супер, сказка великолепна.И как всегда конец на самом интересном месте :weep2: С нетерпением жду проды

2012-05-03 в 08:42 

Wild19
Объективная реальность есть бред, вызванный недостатком алкоголя в крови ...
Шейк с шоколадной крошкой, рада, что понравилось))))

LiluKris, Дальше будет:-D

Merlin-2011, не за что, автору приятно, что вам понравилось :laugh:

topo ballerino, хм, что-то мне подсказывает, что я вас знаю:-D А "Динамо", моя любимая станция метро в Москве:vict:

Аяме, Ценреда казнить, козла такого! фраза просто на 5+:lol:

silver920, будет, только не плачьте)))))) :pity:

URL
2012-05-03 в 14:04 

topo ballerino
Wild19, уверенны? - я не про станцию метро)))

2012-05-03 в 15:27 

Ренейт
...А он век от века горел и, похоже, не знал, что огонь горячий...
Неужели я его дождалась?! Написано замечательно! Хочется перечитывать снова и снова!
читать дальше

2012-05-03 в 15:42 

Wild19
Объективная реальность есть бред, вызванный недостатком алкоголя в крови ...
topo ballerino, :lol:

She-wolf with eyes the sky, ну не осенью, конечно, но пака ничего не могу сказать.

URL
2012-05-03 в 17:35 

DragonTyki
О человек, ничтожен ты и слаб, — Ты плоти алчущей презренный раб.
Господи, где ты берешь такие сказки?! Они захватывают дух, они дают совет, надо только внимательно слушать))) Великолепны!
А я всегда знала, что из Мерлина получится отличный король! Вон он как в сериале Арти помыкает :laugh:
Очень, очень хочется узнать, что же ждет героев дальше!

2012-05-03 в 22:52 

несторсита
Tyki-san, Очень, очень хочется узнать, что же ждет героев дальше!
Щастие, канешна.:)

2012-05-03 в 23:49 

Hooded Heretic
Ощути гнев сурового хомячьего правосудия!!; Nod at the bird, and PEOPLE DIE! Everywhere PEOPLE DIE!;
охх какая длинная скаазка =)) восточные сказки меня всегда поражали своим "вобщем, все плохо, зло восторжествовало, а взамен утерянной любимой вот тебе горшочек золота" :crzgirls: а так, оооочень понравилось, Мерлин - маленький принц, потискать пуську!!!!:squeeze:

2012-05-03 в 23:52 

несторсита
Hooded Heretic, всё бы тебе тискать! Мерлин теперь солидный, серьёзный, халиф всё-таки. Руки прочь!

2012-05-04 в 00:00 

Hooded Heretic
Ощути гнев сурового хомячьего правосудия!!; Nod at the bird, and PEOPLE DIE! Everywhere PEOPLE DIE!;
несторсита, ну лаааадно...его потом "Мерлин" потискает :eyebrow:

2012-05-04 в 00:07 

несторсита
Мерлин - Мерлина? Звучит как-то... шизофренически...

2012-05-04 в 00:10 

несторсита
Hooded Heretic, левые вопросы

2012-05-04 в 00:18 

Hooded Heretic
Ощути гнев сурового хомячьего правосудия!!; Nod at the bird, and PEOPLE DIE! Everywhere PEOPLE DIE!;
несторсита, нене "Мерлин" - Мерлина :eyebrow:
левые ответы

2012-05-04 в 00:28 

несторсита
Hooded Heretic, левые комментарии на левые ответы

2012-05-04 в 00:45 

Hooded Heretic
Ощути гнев сурового хомячьего правосудия!!; Nod at the bird, and PEOPLE DIE! Everywhere PEOPLE DIE!;
несторсита, наверное надо в уголок чапать

2012-05-04 в 00:53 

несторсита
Hooded Heretic, встречаемся в уголке.

2012-05-04 в 01:13 

DragonTyki
О человек, ничтожен ты и слаб, — Ты плоти алчущей презренный раб.
несторсита, счастье, любовь и море секаса :attr:

2012-05-04 в 13:08 

Wild19
Объективная реальность есть бред, вызванный недостатком алкоголя в крови ...
Tyki-san, сказки я ищу интуитивно, но пока вроде попадаю)))) Продолжение обязательно будет...

Hooded Heretic, тискай-тискай, большего тебе Артур не позволит))))

несторсита, Hooded Heretic, ну-ка кыш! Чтобы больше тут не флудили, я вам запись зачем создала?!:guns:

URL
2012-05-04 в 13:32 

Hooded Heretic
Ощути гнев сурового хомячьего правосудия!!; Nod at the bird, and PEOPLE DIE! Everywhere PEOPLE DIE!;
Wild19, а мы уже ушли :tease2: так что вот не надо!!
тискай-тискай, большего тебе Артур не позволит)))) а я что? я ничего..я бы с удовольстивем хоть на пару получасиков побыла бы их большой мягкой кроваткой..мне этого бы хватило..
интересно, Артур может казнить кровать и постельное белье, за то что Мерлин спит с ними?:duma2:

2012-05-04 в 13:57 

Wild19
Объективная реальность есть бред, вызванный недостатком алкоголя в крови ...
Hooded Heretic, :facepalm3: ты все брысь к себе в запись:susp:

URL
2012-05-04 в 18:56 

несторсита
Tyki-san, несторсита, счастье, любовь и море секаса. Желательно побольше и в подробностях.:shuffle2::shy:

Hooded Heretic, интересно, Артур может казнить кровать и постельное белье, за то что Мерлин спит с ними? Артур - шизофреник с навязчивыми идеями? Тогда уж заодно казнить воздух, который касается его кожи, воду, которая обнимает его всего и т.д.

Wild19, мы больше не будем. Или, хотя бы, будем стараться.

2012-05-04 в 21:17 

Wild19
Объективная реальность есть бред, вызванный недостатком алкоголя в крови ...
несторсита, постарайтесь, а то разбудите во мне хомячка, который вывешивает только половину продолжения :pipe:

URL
2012-05-04 в 22:33 

Hooded Heretic
Ощути гнев сурового хомячьего правосудия!!; Nod at the bird, and PEOPLE DIE! Everywhere PEOPLE DIE!;
несторсита, воздух Артур ненавидит больше всего на свете и как истинный принц/король/халиф всячески придумывает как бы обойтись без этого...потому что воздух не только входит в Мерлина, но и выходит...вдох-выдох и мы опять играем в любимых...

2012-05-05 в 15:19 

Wild19
Объективная реальность есть бред, вызванный недостатком алкоголя в крови ...
Hooded Heretic, :yad: так все, больше ТУТ не флудерастить!

URL
2012-05-05 в 16:53 

Амицала
Да они уже чай вместе пили, считай, полдела сделано! (с)
Я думала Ценред "Мерлина" где-то в углу попытается зажать и хотя бы голову открутить, а он решил поиграться подольше... Ну, Артур ему и так не спустит :out:

2012-05-05 в 18:51 

Wild19
Объективная реальность есть бред, вызванный недостатком алкоголя в крови ...
Амицала, :evil: Ценред слишком любит играть, это его и полюбит.

URL
2012-05-05 в 19:04 

Wild19, Ценред слишком любит играть, это его и полюбит. - кто кого любит?

URL
2012-05-05 в 19:06 

Wild19
Объективная реальность есть бред, вызванный недостатком алкоголя в крови ...
Гость, это его и погубит)))) описалась))))

URL
2012-08-02 в 18:27 

Батюшки! я подсела на этот рассказ, а продолжения нет. Как теперь жить?!

URL
2012-11-02 в 23:41 

r-ya-m
Ты даже не представляешь, как тебе повезло. Тот, кого ты любишь, существует. Любить выдуманное - гораздо сложнее: оно ни за что не оживет, как ни старайся. |Я просто не представляю, как можно трахать Артура, тем более втроем и даже не Мерлином. (с)
не поняла смысла сказки :-/

2012-11-07 в 14:06 

Wild19
Объективная реальность есть бред, вызванный недостатком алкоголя в крови ...
Гость, продолжение будет)))) Время увы работает не на нас)))))

r-ya-m, бывает и такое... значит тут вина автора:shy2:

URL
     

Wild 19

главная